идеи малого бизнесаКаждый раз, оказываясь в зале судебных заседаний, начинаешь надеяться на справедливость от представителя правосудия. Надежда что ему хватит мудрости для принятия справедливого решения не отступает до последней секунды. Мы привыкли считать, что это решение должно быть максимально согласованным в любых противоречивых тонкостях. Всегда хочется верить, что в суде будет принято решение, которое удовлетворяет обе стороны и учитывает интересы справедливости и законности. Всегда хочется надеяться, что представительство в суде будет справедливым и надежным, но не всегда так получается.

Каждый раз смотря на поведение судьи, ты понимаешь, что процедура банально завалилась в сторону предвзятого отношения. В такие мгновения начинаешь судорожно оглядываться по сторонам и искать то место в этом храме справедливости, в котором эта справедливость еще осталась. Ведь по определению в этом здании она должна быть в изобилии, пусть даже не в действиях, а в словах и решениях судьи.

Самой избитой и старой дилеммой в судейской практике остается следующая: в судебной системе принимаются максимальные меры для достижения справедливости, но для нее требуется всего-то ничего – наличие справедливого закона. Для этого у законодателя должно быть тончайшее и точнейшее представление о справедливости. И даже если начать выстраивать такую систему, рано или поздно она даст сбой на каком либо этапе, где справедливость будет изложена неправильно. В итоге получается, что каждый представший перед судом гражданин является потенциальной жертвой судебной ошибки. А в случае с нашей судебной системой одни и те же ошибки быстро становятся системными, будь то серьезное уголовное дело или сопровождение сделки.

Идеалист-теоретик Гегель когда-то заявлял, что государство должно стать монополистом в деле мести за преступление. Другими словами, только у государства должно быть право наказывать и карать своих граждан за преступления. Во всем мире эта позиция закрепилась настолько прочно, что никто уже практически не отвечает за свои преступления иным путем, чем через суд. Самосуд уже считается издержкой прошлого, которая в скором времени напрочь исчезнет.

У общества осталось право вершить суд и продвигать свое видение справедливости. Это свойство общество называют внутри судебной системы судом присяжных. Суд присяжных в отечественной судебной власти является самостоятельным общественным институтом.