Ликвидация фирмыПоздравления и тосты отменяются! Все в суд! Обосновавшийся в Киеве в начале марта филиал харьковской компании Консультационный центр по вопросам банкротства едва справляется с наплывом столичных жителей, которые устали прятаться от коллекторов. “Хит сезона сегодня — это банкротство физлиц”, — говорит Корреспонденту директор филиала Юлия Звонарева.

По ее словам, в ряде случаев необязательно доводить процедуру до ее логического завершения — распродажи имущества должника. Главное, уверена она, получить решение хозяйственного суда о моратории на все выплаты, на начисление банками пени и процентов по взятым предпринимателем займам. “Пользуясь таким кредитным перерывом, человек может перевести дух и собрать недостающую сумму для погашения займа, — резюмирует эксперт. — После этого он может в любой момент выйти из процедуры банкротства”.

Именно так решил поступить киевский бизнесмен Андрей Комаровский. И сразу же после резкого падения гривни, принимал поздравления с банкротством. Комаровский не скрывает, что пошел на этот шаг лишь затем, чтобы во время моратория на начисление банками пени собрать деньги на дальнейшее погашение кредита. “Я и не думал идти до конца — мне просто нужен был небольшой тайм-аут”, — говорит он.

Таких мнимых больных гораздо больше, чем в действительности пострадавших от кризисной эпидемии: по информации экспертов — две трети от всех случаев объявления банкротства. Переждав в моратории кризисные времена, они благополучно продолжают свой бизнес.

Более того, по словам старшего юриста компании Jurimex Любомира Пытеля, сейчас за этой процедурой все чаще хотят спрятаться простые заемщики, которые не вовремя взяли ипотечные кредиты. “Поскольку в Украине отсутствует институт личного банкротства, то находятся те, кто регистрируется частным предпринимателем,а потом пробуют объявить о банкростве, надеясь так списать свои долги”, — отмечает Пытель.

После такой регистрации, говорят эксперты, теоретически все имущество в ипотечном кредите может быть переведено на новоиспеченного предпринимателя, что дает возможность получить отсрочку по выплате той же ипотеки. В случае если регистрация задним числом не удастся, можно использовать услуги уже зарегистрированного предпринимателя — его посоветуют специалисты по банкротству.

Похожий сценарий посоветовали киевлянке Анастасии Климчук (имя и фамилия изменены по ее просьбе), которая в конце 2007 года взяла ипотечный заем на $300 тыс. Первые $70 тыс. она выплатила без особых проблем, но уже в начале 2009 года у нее появились сомнения в собственной платежеспособности. Договориться о гибкой системе погашения кредита не получилось. Знакомые уже совето-вали Климчук готовиться к непростому общению с коллекторами.

Выход нашелся после общения с юристами. Теперь имущество киевлянки будет переписано на “неизвестного” предпринимателя, который готовится к процедуре банкротства. Как только на начисление процентов по ипотечному кредиту будет введен мораторий, Климчук получит передышку на год.

Услуги такого рода обойдутся ей в $5 тыс., что для матери двоих несовершеннолетних детей существенная сумма. Тем не менее Климчук уже решила провернуть щекотливую операцию, да и ввиду несговорчивости заимодателя другого выхода у нее нет. Именно политика финучреждений, которые редко идут на льготы даже для клиентов с безупречной кредитной историей, по словам участников этого рынка, и является основной причиной, заставляющей украинцев прибегать к подобной процедуре. Ситуацию усугубляет и то, что банки практически невозможно победить в суде.

По словам Пытеля, абсолютное большинство договоров займа содержат так называемую третейскую оговорку, согласно которой все подобные споры решаются в третейском суде, чаще всего — в Ассоциации украинских банков. “Решение будет принимать карманный суд самого банка, где решение в его пользу вынесут в течение двух дней”, — говорит Пытель. Право на рестарт Эксперты единодушны во мнении, что принятие закона о личном банкротстве в Украине сейчас необходимо как никогда.

Правом объявить о своем разорении и жить спокойно уже пользуются граждане большинства стран мира. По словам генерального директора Консультационного центра по вопросам банкротства Анатолия Родзинского, только в октябре 2008 года в США по этому пути пошли около 100 тыс. человек. Первой же страной из бывшего соцлагеря, которая ввела понятие личного банкротства в свой юридический обиход, стала Чехия.

В 2006 году аналогичный документ появился и в госдуме России. Как надеются эксперты, в нынешнем году такой законопроект может появиться и в Верховной Раде. Но не стоит обольщаться. Пытель считает, что принять его будет чрезвычайно сложно: в украинском парламенте сильное банковское лобби, и финансисты отлично понимают всю опасность такого закона для их бизнеса. Ведь в случае принятия подобного документа любой украинец сможет объявить себя разоренным, списать львиную долю своих кредитов и оставить банки ни с чем.

С этим отечественные фин-учреждения, которые за годы роста украинской экономики привыкли получать сверхприбыли и не хотят их терять даже во время кризиса, согласиться не могут. “Банки очень сильно обижаются, когда очередного частного предпринимателя суд объявляет банкротом и его долги по кредитам списывают”, — говорит Звонарева, через компанию которой еженедельно проходит по несколько таких судов. По ее словам, подобные решения судов кредиторы считают чуть ли не мошенничеством.

Их недовольство почувствовал на себе и Васильев. По словам предпринимателя, факт списания его долгов они расценили как собственное поражение. “Как только суд меня объявил банкротом, банки организовали проверки моего бизнеса налоговой полицией, прокуратурой и другими контролирующими органами на предмет моего якобы фиктивного банкротства”, — делится пережитым он.

В целом же эксперты соглашаются с тем, что для заемщиков и кредиторов нужны общие правила игры, и что банкротство в конечном счете может принести выгоду всем сторонам этого процесса. Звонарева же называет такой выход компромиссом, в результате которого все его участники не только теряют, но и выигрывают: от продажи имущества по рыночной стоимости заимодатель получает больше денег, причем быстрее, чем с помощью государственной исполнительной службы.

Также он быстрее списывает проблемную задолженность. “Банк, может быть, меньше зарабатывает, но имеет чистый баланс, без сомнительных и безнадежных кредитов, и освобождает средства, размещенные в Нацбанке, — говорит Звонарева и добавляет: — Заемщик же может списать долги и начать жизнь с чистого листа”.